G.News

Новости которые вы искали

Главная страница » Вечная молодость: каким получился второй сезон «Эйфории»

Вечная молодость: каким получился второй сезон «Эйфории»

После длинного перерыва сериал о школьнице, которая пытается побороть наркотическую зависимость, вновь возвращается на экраны. Рассказываем о том, что происходит с его героями в новом сезоне, и выясняем, не растеряла ли «Эйфория» своей художественной радикальности и откровенности.

Ксения Реутова

Кинокритик, ведущая подкаста «Покалигарим»

Второй сезон «Эйфории» открывается неожиданным оммажем Мартину Скорсезе. Во флешбэках зрителям рассказывают историю Феско (Ангус Клауд) — наркодилера и друга главной героини, Ру. Оказывается, воспитала его бабушка-гангстерша (Кэтрин Нардуччи, звезда «Клана Сопрано» и «Ирландца»), не привыкшая церемониться ни с родственниками, ни с клиентами. За кадром сменяют друг друга хиты 1970-х, среди которых выделяется «Jump into the Fire» Гарри Нилсона. Под эту же мелодию — и очень похожим образом! — когда-то начинался день Генри Хилла из «Славных парней» Скорсезе. Впрочем, когда на экране, помимо простреленных колен, возникает еще и эрегированный член, все встает на свои места. Бабушка с револьвером тут просто проездом. А так это по-прежнему «Эйфория» от HBO — самый мрачный, откровенный и кинематографически пижонский современный сериал о подростках.

Кэтрин Нардуччи

Из-за пандемии перерыв между первым и вторым сезонами составил два с половиной года. За это время шоураннер сериала Сэм Левинсон успел выпустить полнометражную мелодраму «Малкольм и Мари» и два специальных эпизода «Эйфории», но оба были больше похожи на разговорные пьесы на двоих. В первом эпизоде Ру (Зендея) беседовала о наркозависимости и боге со своим приятелем Али из общества анонимных наркопотребителей. Во втором Джулс (Хантер Шафер), подруга и возлюбленная Ру, пыталась разобраться в себе на сеансе у психотерапевта.

Если вдруг вы по каким-то причинам эти эпизоды пропустили, не беда. Первый сезон завершился в середине школьного года, накануне Рождества. В финальной, восьмой серии героини расстались. Они собирались вместе бежать из города, но в последний момент Ру передумала, а Джулс все-таки села в поезд и уехала. Потрясенная потерей подруги, Ру сорвалась и снова начала употреблять наркотики. Главное сюжетное открытие спецэпизодов заключалось в том, что отец Джулс нашел ее и вернул домой.

Никакой временной паузы между событиями первого и второго сезонов нет. Рождественские каникулы закончились, школьный год продолжается. Окружение Ру о ее срыве пока не догадывается, а Джулс, которая чувствует себя виноватой из-за отъезда, решает, что им пора перевести отношения на новый уровень. Некоторые персонажи исчезают из повествования. Эта участь, например, постигает футболиста Маккея (Элджи Смит), который был чуть старше остальных героев и в первом сезоне никак не мог адаптироваться к жизни в колледже. Вместо него появляется парень по имени Эллиот (рэпер Доминик Файк), он становится новым приятелем Ру и Джулс и превращает их роман в некое подобие любовного треугольника.

Зендея и Доминик Файк

Когда «Эйфория» только вышла, о ней писали как о сериале, который создает портрет поколения. Левинсон прямо говорил об этом. Его Ру родилась в сентябре 2001 года и отчасти символизировала новую Америку, сформированную после уничтожения башен Всемирного торгового центра, то есть в эпоху, когда понятия «ясность», «нормальность» и «стабильность» утратили всякий смысл. Но и реальность сериала все равно расходится с тем, что на самом деле. Пандемии там нет, а было бы, конечно, интересно проследить, как герои на нее реагировали бы. Попытки преодолеть отчужденность, отчаянные поиски любви и других форм близости — одна из центральных тем сериала. В таких обстоятельствах невозможность привычного общения и физических контактов наверняка воспринималась бы как апокалипсис.

Какие-то намеки на реальность были в первом спецэпизоде, где Али в разговоре с Ру косвенно упоминал протесты Black Lives Matter. Но во втором сезоне «Эйфория» все больше уходит в интроспекцию. Внутренние переживания героев становятся важнее внешних событий, а красочная палитра их эмоций перестает соотноситься с сюжетными поворотами (которых, прямо скажем, очень мало).

Портрет поколения тоже размывается. Помимо истории наркоторговца Феско, в этом сезоне есть еще одна серия флешбэков. Она посвящена Кэлу Джейкобсу (Эрик Дэйн), отцу главного школьного красавчика, Нэйта. Ее действие происходит в 1990-е годы — Левинсон радостно переносится во вселенную Грегга Араки и Ларри Кларка, двух главных исследователей подростковой сексуальности в то время. Проблема в том, что между Кэлом из 1990-х и героями из 2020-х не чувствуется никакой разницы. Это все та же «Эйфория», только с кассетным плеером вместо мобильного телефона.

В одном из эпизодов Ру рассказывает о важном эффекте своих наркотических трипов. Когда она под кайфом, ей кажется, будто время почти не движется. Она целиком и полностью «в моменте». Именно этим ощущением застывшего времени Сэм Левинсон по-настоящему и заворожен. Ему не хочется, чтобы его герои становились старше и менялись. А возможно, он и вовсе не верит во взросление: по крайней мере, Кэл что в юности, что в зрелые годы предстает все тем же растерянным подростком, который боится признать свое влечение к мужчинам.

По той же причине во втором сезоне на первый план выходят персонажи, неспособные выйти из внутренней воронки и повторяющие одни и те же действия и ошибки. Ру снова притворяется трезвой и причиняет боль всем, кого любит. Красавица Кэсси (Сидни Суини), чья линия в новых эпизодах становится второй по значимости, не может существовать без отношений и потому находит себе очередного парня, который портит ей жизнь. Нэйт (Джейкоб Элорди) продолжает злиться, соперничать с отцом и тиранить влюбленных в него одноклассниц.

Сидни Суини

На этом фоне не у дел остаются герои смелые, активные и открытые. В эпизодического персонажа превращается харизматичная Кэт (Барби Феррейра), которая в прошлом сезоне стала успешной вебкам-моделью. Не так много реплик и у главной школьной стервы Мэдди (Алекса Деми). Блеклой выглядит даже линия Джулс, которая вдруг растеряла всю свою решительность и креативность.

Единственное исключение из этого правила — Лекси (Мод Апатоу), младшая сестра Кэсси и подруга детства Ру. В предыдущих сериях она была на вторых ролях. Здесь же она открывает в себе талант драматурга и берется за постановку спектакля, основанного на реальной жизни. В этот момент сюжетный круг «Эйфории» окончательно замыкается. События, которые мы уже видели, вновь воспроизводятся на экране, реальность смешивается с фантазией, герои наблюдают за своими двойниками на сцене, а Левинсон пытается выдать вполне профессиональный кэмп-мюзикл за любительскую школьную постановку. От всего этого по-прежнему можно получить удовольствие, но надо отдавать себе отчет в том, что любое движение, кроме длинных проездов камеры по улицам и коридорам, «Эйфории» чуждо. Ее герои, в отличие от зрителей, не повзрослеют никогда.

Source: kinopoisk.ru