G.News

Новости которые вы искали

Главная страница » «Пустые стадионы? Мы наймем болельщиков!»: как Катар готовится к предстоящему чемпионату мира — Football.ua

«Пустые стадионы? Мы наймем болельщиков!»: как Катар готовится к предстоящему чемпионату мира — Football.ua

Британское издание Daily Mail отправилось в азиатскую страну, чтобы провести собственное расследование и увидеть процесс подготовки к мировому первенству.

До чемпионата мира в Катаре остался один год, и организаторы турнира работают над тем, чтобы успеть завершить все приготовления, вложив уже более 5 миллиардов фунтов.

Изображение Неймара на каждом углу рекламирует Национальный банк Катара, Роберт Левандовски снялся в рекламном ролике для государственных авиалиний, а поcол Катара Дэвид Бекхэм будет широко задействован в промо-кампании турнира, когда прибудет в страну на Гран-при Катара.

«Веселье скоро начнется. Вы готовы?» – спрашивает рекламный борд на выходе из Международного аэропорта Хамад в Дохе.

Однако расследование Daily Mail показало, что готовность этой крошечной страны к предстоящему турниру вызывает серьезные вопросы, ведь ей, по различным оценкам, предстоит принять более миллиона болельщиков.

Сейчас 11:00 утра, и уже стоит невыносимая жара, когда индийский рабочий, которого мы для удобства представим как Хамад, направляется к экскаватору возле стадиона Лусаил с двумя своими коллегами. На них надета рабочая форма LandWorx – частной компании, зарегистрированной в Катаре, – на которую они здесь и работают каждый день.

Ему приходится вставать 4:00 утра, чтобы успеть на рейсовый автобус, который отправится в 5:00, чтобы к 6:00 быть не рабочем месте. Рабочий день заканчивается с заходом солнца, а затем ему предстоит еще часовая дорога назад. Он возвращается в общежитие к 18:00, спустя 14 часов после начала его дня. Он зарабатывает 10 фунтов в день – именно столько стоят два кофе в одном из ближайших торговых центров.

Хамад относится философски к размеру зарплаты и двум неоплачиваемым часам дороги в грязном рабочем автобусе. Он смирился с тем, что он на целый год привязан к этому месту за 10 фунтов в день без возможности сменить работу. Его расстраивает то, что ему придется покинуть страну.

Недавно иностранные строительные рабочие в Катаре узнали, что им придется убраться из страны до августа, чтобы их не видели во время последних приготовлений к чемпионату мира.

Многие работники рассказали о том, что на этот период их отправят в пятимесячный неоплачиваемый отпуск. Остаться в Катаре на время чемпионата мира смогут лишь садовники и уборщики.

«Они нам ничего не объяснили, а мне нужно выплачивать деньги, я не знаю, что делать, если мы должны уехать и ждать, когда нас позовут назад, – рассказывает Хамад. – Мы не знаем никаких подробностей».

Во время рассказа Хамада подходят люди в сигнальных куртках – местные бригадиры, как кажется – и разговор прерывается. Так происходит каждый раз, когда мы начинаем разговаривать с рабочими. Ощущается, что все здесь под надзором. Во время пребывания в Дохе нам позвонили и сказали, что одного из нас узнали, и поинтересовались, о чем мы планируем писать.

Выплаты, о которых говорит Хамад, скорее всего, предназначаются индийским кредиторам. Многие такие работники взяли в долг по полторы тысячи фунтов, чтобы заплатить за возможность работать здесь, что указано в их 12-месячных контрактах. Некоторым ради этого даже пришлось продать землю.

«До сегодняшнего дня не ясно, на каких условиях этих мигрантов заставят уехать и смогут ли они вернуться на работу после, – рассказывает Мэй Романос, исследовать прав мигрантов в странах Персидского залива в Amnesty International. – Мы знаем, что многие работники платят тысячи долларов в качестве нелегальной платы, что получить возможность работать в Катаре, и берут эти деньги в кредит. Те, кого выставят из страны, могут оказаться в больших долгах».

Верховный комитет Катара по проведению и наследию ЧМ-2022 на вопрос о вынужденном уезде рабочих направил нас в Офис правительства по связам с общественностью, так как у них не было соответствующей информации. Правительство нам не ответило.

Так как в Дохе многие районы сейчас перерыты, за оставшиеся девять месяцев предстоит провести огромный объем работы. Стадион Лусаил, располагающийся посреди моря песка, не будет готов к Арабскому кубку, который стартует 30 ноября и станет репетицией чемпионата мира.

Правительство не сообщает, почему в городе так много котлованов в преддверии турнира, хотя это объясняется опасениями относительно дренажной системы Дохи. Здесь практически не идут дожди, но в октябре 2018-го случился настоящий хаос, когда за один день выпала практически годовая норма осадков. Возможное наводнение во время чемпионата мира, конечно, стало бы катастрофой.

Более насущной проблемой на данный момент является строительство отелей. Проведение второго по масштабу спортивного мероприятия в мире в такой крошечной стране всегда казалось трудной задачей, и даже множества новых отелей, которые сейчас находятся на стадии строительства, не будет достаточно.

Чемпионат мира стартует через год матчем страны-хозяйки. Чтобы понять, как Катар планирует разместить всех фанатов во время турнира, стоит проехать полчаса от стадиона Аль Джануб, самого южного из восьми на турнире. В пустыне, прямо за химическим заводом и электрической подстанцией, находятся палаточные лагери, где богатые катарцы устраивают барбекю, катаются на верблюдах и живут как старые бедуины.

Предполагается, что болельщики с радостью проведут несколько недель в таких шатрах, хотя это и не будет дешево. В одном из лагерей Сараба были воздвигнуты новые стальные конструкции с натянутым брезентом, где были установлены двуспальные кровати и душевые кабинки вокруг мангалов. «Их воздвигли с прицелом на чемпионат мира», – рассказывает управляющий лагерем. – Возможно, их даже больше реорганизуют специально к турниру».

Он говорит, что уже сейчас здесь берут 150 фунтов за ночь, включая завтрак. Закусочных здесь пока очень мало, хотя присутствует развлечения, такие как езда на верблюдах, пейнтбол, зиплайн и футбольные площадки.

Ожидается, что более доступная версия «жилья в пустыне» будет доступна на севере, возле уже достроенного стадиона Аль Байт. Пока на это ничто не указывает. Два таких палаточных городка в теории могут принять от 10 до 15 тысяч болельщиков.

Также пока не видно и круизных суден, которые должны служить отелями на воде в порту Дохи. Контракт на строительство двух лайнеров на 2 тысячи мест был подписан со швейцарской компанией MSC Cruises. Руководство порта говорит, что в этих целях также могут использоваться традиционные деревянные лодки.

«Доставлять болельщиков с круизных лайнеров на стадионы будут лодки-автобусы, – рассказывает самоуверенно один из чиновников порта. – Звучит безумно, но это Катар. Здесь все решают деньги».

Готовьтесь к палаткам и суднам, потому что цены на отели здесь будут космическими. Туроператоры пока практически не могут забронировать номера в отелях, так как все их попытки блокирует Организационный комитет чемпионата мира. «Будет дорого, в некоторых случаях они требуют бронировать минимум на шесть месяцев, что абсурдно», – рассказывает один оператор.

В Катаре проживает почти 300 тысяч местных жителей и более 2 миллионов экспатриантов и иммигрантов. Чтобы справиться с таким количество посетителей, Катар подписал договор с французским гостиничным оператором Accor на предоставление 10 тысяч сотрудников, которые будут обслуживать 60 тысяч квартир и вилл.

Даже с учетом этого, сложно представить, как Катар может принять болельщиков из 32 стран. Болельщики могут решить останавливаться в Дубае, а на матчи в Катаре добираться 70-минутными рейсами.

Катарцы маленькие размеры своей страны представляют как возможность посетить несколько матчей за один день – что является еще одним доказательством того, насколько странным будет этот чемпионат мира. Наш тестовый проезд новой системой метро показал, что болельщик может посетить практически все четыре матча игрового дня на групповом этапе, оснастившись хорошей парой обуви и в некоторых случаях используя маршрутные автобусы. Дневной проезд в метро на данный момент стоит 2 фунта.

Для эксперимента мы ориентировались на второй игровой день на чемпионате мира. По расписанию у нас неспешный завтрак, а затем матч в 13:00 на Аль-Джануб. После серии пересадок на зеленой, красной и золотой ветвях метро, а также поездок в автобусах в обоих концах можно добраться до Эдьюкейшн Стэдиум, где матч начинается в 16:00, на 19:00 – матч на стадионе Рас-Абу-Абуд прямо на берегу моря, а в 22:00 начинается матч на стадионе Лусаил, находящемся на северном конце красной линии.

С целью соблюдения местной иерархии к нам подошел работник метро в форме и попросил уйти с отрезка платформы, которая зарезервирована для пассажиров «золотого» первого класса, хотя поезд абсолютно пуст и на шикарных сидениях нет ни одного пассажира. Пусть попробуют защитить эти золотые вагоны, когда начнется чемпионат мира.

Для многих обычный день на чемпионате мира включает посещение одного матча и прогулки по интересным местам вокруг, находясь в предвкушении или переживая уже увиденное. Доха стала бы привлекательным местом проведения турнира среди ближневосточных команд. Хотя карнизные сады, историческая узкая аллея на Сук Вакиф и новые площади на Мшейреб действительно впечатляют, этого будет мало для десятков тысяч болельщиков, которым не захочется рано возвращаться на судно или в палатку.

Опасения относительно запрета на алкоголь в Катаре кажутся преувеличенными. В фан-зонах будет дешевое пиво, но и большинство отелей его все равно продают. Жара также не станет проблемой. Декабрьская погода в Катаре соответствует июньской в Британии, еще возможны и дожди, которых и боятся организаторы.

Но порядки в отеле Хилтон, в зажиточном районе Западного залива, показывают, каким чужим и вызывающим тревогу местом он может показаться для тех, кто не разделяет катарское мировоззрение. Сообщество ЛГБТ уже наслышано о предостережениях относительно Катара, где гомосексуальность запрещена законом. Не разглашайте свою ориентацию незнакомцу. Не демонстрируйте близость на публике. Используйте VPN, чтобы заходить на соответствующие сайты или в приложения. Обычная попытка в приемной Хилтон заказать в местном баре обед на двух мужчин – корреспондента и фотографа Daily Mail – стала настоящим откровением. Отель изначально отказал нам. Приложив наши усилия, нам удалось добиться, чтобы консьерж позвонил своему начальству. «Здесь два джентльмена. Вместе. Что мне делать?» – спросил он. Нам нехотя разрешили занять столик.

Негативное восприятие в мире все же беспокоит жителей Катара. Несколько новых людей во главе правительства подтвержают этот факт. Было создано Министерство труда, которое возглавил доктор Али аль-Марри, известный в кругах защитников прав человека и считающийся прогрессивным. Мариам аль-Миснад, которая прославилась благодаря попыткам организовать убежище для женщин, ставших жертвами жестокого обращения, стала министром социального развития и семьи.

Хотя Катар и трубит о своей модернизации, в стране не обеспечиваются базовые права для иностранных рабочих, на чьих плечах лежит строительство этого огромного мероприятия. Два года назад Daily Mai сообщало об ужасных условиях для работников в Аль-Шихании, которая находится в 10 милях от Дохи. Мы видели, как 10 индийских мужчин теснились в зловонной комнате, где вместе кроватей были детские койки. Ситуация с тех пор в Аль-Шихании не изменилась.

Хоть один иностранный работник и рассказывает в СМИ о любительской футбольной команде, где вместе играют иммигранты и катарцы, создается впечатление, что два этих мира существуют параллельно. Катарцы даже не проверяют на ручной труд. Их даже не беспокоит, что некоторым иммигрантам дают абсолютно бессмысленную работу.

Вдоль стадиона Лусаил находится новая велосипедная дорожка, которая прямой линией идет до центра Дохи, а электронная стойка отслеживает количество людей, которые ею пользуются: 238 за этот год или 0,7 в день. На конечной станции метро у стадиона Лусаил рабочий водит шваброй по идеально чистому полу, на который едва ступала нога человека.

Нигде эти два параллельных мира не видны лучше, чем на матче между двумя лидерами местного первенства – Аль-Духаилем и Аль-Саддом.

Со стороны поклонников Аль-Садда слышится громкий шум, хотя он исходит от иностранных болельщиков, преимущественно африканцев, которых собрали в одном секторе. Тысяча или около того катарских болельщиков Аль-Садда сидят тихо и с соблюдением дистанции в своем секторе. То же самое и у поклонников Аль-Духаиля, где шумят лишь иммигранты.

Неистовые африканцы Аль-Садда находятся здесь лишь ради Андре Айю, игрока сборной Ганы, родившегося во Франции, которого в этом году приобрели у Суонси Сити. Они все сидят в футболках с фамилией Айю, а собираться начали лишь после того, как его дядя, работающий на Qatar Airways, написал в ганские сообщества в WhatsApp и Facebook, чтобы призвать их поддержать его племянника.

«Мы – большие патриоты, – рассказывает один из организаторов Мартин Дзедику, работающий коммерческим менеджером. – Здесь более 7 тысяч ганцев, и все они любят Айю. До нашего прихода здесь было тихо». Это же касается и африканских болельщиков Аль-Духаиля, которые поддерживают Майкла Олунгу, кенийского форварда, приобретенного в прошлом году у японского клуба Касива Рейсол.

Катарские болельщики выражают себя более сдержано, разбрасывая конфетти из белых листочков, которые они вырывают из блокнотов. Пение их удивляет, хоть и приносит удовольствие.

«Они – это настоящая комедия, – говорит 24-летний катарский болельщик Аль-Садда, Сауд, который указывает на африканцев. – Это правда, что весь шум создает та группа, но, понимаете, это не для нас. Мы спокойные, мы не такие. Мы не настоящие ультрас».

Сауд, работающий на правительственный Департамент жилищного строительства, не согласен с тем, что катарские болельщики изолированы. «Нет, я так не думаю. Болельщики могут садиться там, где им захочется», – говорит он. Хотя ситуация на стадионе показывает иное.

Даже подростки из числа катарских болельщиков соглашаются с тем, что песни и танцы на футбольных матчах не для них. «Мы скромные, – говорит 15-летний Фарис. – Нам нужно найти болельщиков для чемпионата мира».

Это очень важный матч, последний для тренера Аль-Садда Хави перед его уходом в Барселону, но не многим присутствующим есть до этого дело. В один момент кто-то выкрикивает имя Хави в громкоговоритель, его поддерживают остальные, но вскоре все это стихает.

Поединок подтверждает свой статус, завершившись ничьей 3:3, а последний гол на 89-й минуте забил Олунга, но за ним наблюдают лишь3 тысячи человек. Стадион полупустой.

Возникает вопрос, как Катар собирается заполнять такие дорогостоящие стадионы и создавать атмосферу на матчах, когда через 12 месяцев стартует самый большой футбольный турнир.

Наверняка этот вопрос, как и большинство других здесь, решится с помощью денег. «Ходят слухи, что Катарская ассоциация футбола планирует нанимать ультрас для создания шума, – рассказывает Сауд. – Вот вам ответ. Да, наверное, им придется это делать».

Daily Mail, перевод: Сергей Сакара, football.ua

Source: news.google.com