G.News

Новости которые вы искали

Главная страница » Не Майдан. Что происходит в Казахстане и как это может отразиться на Украине — УНИАН

Не Майдан. Что происходит в Казахстане и как это может отразиться на Украине — УНИАН

Столкновения протестующих с полицейскими и армией, стрельба, захват административных зданий, переход военных на сторону активистов… Так Новый год начался в Казахстане. Кто-то уже называет это Майданом, а кто-то рассуждает, что это уведет от нас фокус внимания Кремля. УНИАН поинтересовался у самих казахов и у украинских экспертов, что происходит и как может отразиться на Украине.

С первых дней нового года внимание украинцев сосредоточено не только вокруг «телодвижений» страны-агрессора на границах Украины и реакции на них наших западных союзников. Немалый интерес вызывают события, которые происходят в далеком Казахстане. Столкновения протестующих с полицейскими и армией, стрельба, захват административных зданий, переход военных на сторону активистов… Кто-то уже называет это Майданом, а кто-то – категорически не согласен, мол, слишком разные «вводные» у нас и у них.

Не так, как в Украине?

Многолетнее окучивание российскими пропагандистами умов не только в России, но и на всем постсоветском (русскоязычном) пространстве, можно проследить хотя бы по тому, как в странах бывшего СССР боятся Майдана. К примеру, когда на протесты против результатов президентских выборов не так давно выходили белорусы, они стремились подчеркнуть, что это не Майдан.

Аналогичной позиции пытаются придерживаться большинство казахов. С начала года они вышли на протесты против повышения цен на топливо, но уже за несколько дней ситуация «переросла» экономические требования к власти.

Читайте такжеВ Казахстане жесткие столкновения: протестующие захватили резиденцию президента (видео)

Тем не менее, как УНИАН рассказал Аян Шарипбаев (журналист журнала Adam bol, который закрыли по решению суда после статьи об украинском Евромайдане) из Алматы, по состоянию на 5 января, несмотря на введение режима Чрезвычайного положения, протестующие уже прорвались в акиматы (мэрию города), одно крыло здания горит. «Я своими глазами наблюдал, как протестующие захватили военный КАМАЗ, на нем сбили забор резиденции президента и оттуда посыпались автоматные выстрелы. КАМАЗ так и застрял на месте… Полиция применяет все дозволенные и не дозволенные методы. Мне говорили о том, что били прикладами. Слезоточивый газ применяют абсолютно бесконтрольно… Все как в дни Майдана, куда я ездил», — говорит он. 

По его словам, схожесть ситуаций в том, что в эпицентре протеста люди заботятся, чтобы не пострадали случайные прохожие, строят баррикады, к ним подвозится вода, организовывается питание…

«Никто не проявляет намеренную агрессию к силам правопорядка. На площади собрались, чтобы выразить протест текущим положением, в экономике, политике, социальной жизни. Люди хотят быть услышанными. Долгие годы нет связи с народом, независимые сми уничтожены. Все уровни власти захвачены кланами. Много претензий к судам, к правоохранителям. Это естественная нормальная реакция после 30 лет диктатуры. Ничего удивительного в том, что происходит я не вижу», — говорит Аян Шарипбаев. 

Он отмечает, что среднестатистический портрет протестующего такой: это молодой человек с непостоянной работой и маленьким заработком, на который нельзя прокормить семью, который устал от безденежья, отсутствия перспектив, плясок под российскую или китайскую дудку, которому просто нечего терять.

«Если человека не кормить, держать в клетке — он постарается эту клетку разломать. Вот, что происходит. Люди устали ждать перемен, которые якобы инициирует власть. Люди не хотят кадровых решений, которыми власть привыкла затыкать проблемы. Хотят полного смещения правящей элиты», — говорит он. 

Протесты могут координироваться и кем-то направляться / фото REUTERS

Протесты могут координироваться и кем-то направляться / фото REUTERS

Аян Шарипбаев отмечает, что за несколько дней до начала этих событий, президент РФ Владимир Путин принимал и первого президента Казахстана и второго: «Он их к себе вызвал, ребята послушно побежали. Что там было — не известно, но по возвращению начались эти события. И связаны они были с совершенно идиотским повышением цен на газ. В западном регионе это основной источник энергии, подняли цены в два-три раза там, где и так люди перебиваются с воды на хлеб».

Казахский журналист не исключает, что протесты могут координироваться и кем-то направляться, поскольку все происходит одномоментно в крупных городах. «Люди стягиваются моментально. Но даже если кто-то за этим стоит, если кто-то преследует какие-то цели, я не переживаю. Я боюсь, чтобы власть не слетела с катушек не повторила страшные события — трагедию 2011 года, когда произошли расстрелы в Жанаозене, городе нефтяников на Западе Казахстана», — говорит он. 

«У вас, в Украине ребята не раз доказывали, что так с людьми обращаться нельзя. По массовости, по широте протестов, мы впервые сталкиваемся с таким. У нас нет опыта быстрой координации, предъявления власти важных тезисов. У протеста должна быть какая-то конечная цель, сейчас мало кто артикулирует ее, мало кто подхватывает. Людей объединяет идея полного изгнания из власти правящей элиты. Наша элита — как лоскутное одеяло из множества группировок, которые замыкаются на интересах семьи первого президента, — отмечает Аян Шарипбаев. — Судя по широте и массовости протеса, власть будет вынуждена хотя бы выслушать людей. Она напугана до нельзя. С таким в Казахстане власть еще не сталкивалась. И самое глупое, что сейчас она может сделать — вести себя, как прежде, делать вид, что ничего не происходит, бросить силы на протест. Самое мудрое — выслушать, начать принимать решения». 

По его словам, желание идти навстречу народу может продемонстрировать арест элиты, которую сформировал Нурсултан Назарбаев, отстранение ее от какого-либо влияния.

Касым-Жомарт Токаев / REUTERS

Касым-Жомарт Токаев / REUTERS

Тактика «примирения»

По словам исполнительного директора Украинского института будущего Вадима Денисенко, сразу после начала протестов власти Казахстана приняли решение не радикализировать ситуацию и, в отличие от недавней ситуации в Беларуси, не идти на жесткий конфликт. «Во всех регионах руководители областей выходили к народу, власти согласились снизить цены и отправили в отставку правительство, которое «не услышало народ». Параллельно была запущена политическая история о том, что политические требования (убрать из власти Назарбаева) инспирирует «главный вор страны» Мухтар Аблязов, который сейчас находится во Франции. Таким образом, власти делают все от себя зависящее, чтобы максимально снизить градус в обществе», — отмечает он.

Как результат, история пока не пошла по условному «российскому сценарию», опробованному и в Украине, и в Беларуси: «начало протестов – власть демонстрирует силу – усиление протестов – власть вынуждена опереться на внешнюю поддержку РФ – подавление протестов и видимость усиления власти – зависимость от РФ растет в разы».

«Пока казахам удается избежать прямого внешнего вмешательства, когда проблемы внутри страны решают внешние игроки. Но следующие 5-7 дней будут критическими для казахских властей. Если им удастся локализовать протесты, дальше — дело техники», — говорит Денисенко.

Похожего мнения придерживается юрист-международник, глава Центра конституционного моделирования Геннадий Друзенко. «Пока что это сугубо внутренняя казахская ситуация. Но нужно поучиться, как Янукович отреагировал на протесты и как отреагировали казахские власти. То есть, с одной стороны, удовлетворены требования протестующих, цены снижены, правительство отправлено в отставку. После того как протесты делегитимированы, на улицу выведена бронетехника: «Мы удовлетворили ваши требования, теперь все по домам»», — отмечает он.

Россия уже смотрит на ситуацию с тревогой / фото REUTERS

Россия уже смотрит на ситуацию с тревогой / фото REUTERS

Российский след

Эксперты исключают, что в истории с протестами в Казахстане есть российский след. Однако Россия уже смотрит на ситуацию с тревогой. И речь даже не в том, что Казахстан – ее союзник в ОДКБ и в Шанхайской организации сотрудничества. И не в том, что, если президент Казахстана обратиться к РФ за «помощью», эту помощь Кремль окажет. «Речь идет о том, что динамика настроений свидетельствует: несмотря на то, что официальным поводом для протеста послужило повышение цен на топливо, это и реакция на более серьезные, системные кризисные явления. Если пример этих протестов будет успешным, подобное может повлечь за собой подобные явления в соседних странах, где тоже есть автократический режим правящей элиты, плохое социально-экономическое положение и, соответственно, может быть перейден этот порог нетерпимости. Потенциально, может быть эффект домино по всему периметру России, это может зацепить значительную часть стран центральной Азии», — говорит политолог-международник Юлия Осмоловская.

По ее словам, если теоретически предположить, что РФ вынуждена будет отвлекать ресурсы от Украины, чтобы сохранять контроль по периметру других своих границ, нам это пойдет на пользу.

По словам политолога, заведующего кафедрой международных отношений НаУКМА Максима Яковлева, стоит брать во внимание, что протест в Казахстане – это протест молодежи. «Соответственно, они способны к более мощным протестам. Плюс — недовольство режимом Назарбаева, который не менялся многие годы, наблюдается по всей стране», — отмечает он.

Ситуация в Казахстане для Украины может стать приятным черным лебедем / фото REUTERS

По его мнению, сейчас говорить о том, как будут развиваться события и делать выводы – рано. «Сейчас вопрос в том, как на все это будет реагировать Кремль», — считает эксперт.

По словам политолога Юрия Романенко, ситуация в Казахстане для Украины может стать приятным черным лебедем: «Если казахи не сломятся, то Россия будет вязнуть в этой ситуации… Если же кризисная ситуация затянется, то у Путина будет меньше времени и ресурсов на Украину. Со всеми приятными для нас возможностями».

По словам Геннадия Друзенко, сейчас точно не стоит ожидать, что Путин начнет перебрасывать войска на казахскую границу. «Я не вижу никаких причин для очередной «Новороссии». А зачем? Все надежды, что наконец у России «загорелось подбрюшье» — это фантазии», — подчеркивает он и добавляет, что, если власти Казахстана будут адекватно реагировать, протест утихнет достаточно быстро.

В свою очередь, дипломат, эксперт Центра оборонных стратегий Александр Хара считает, что у России достаточно и сил, и средств подавлять свободу и внутри России, и в Казахстане, и воевать против Украины.

«Безусловно, это большой удар по идеологическому союзнику России. Однако нельзя сравнивать важность Украины для Российской Федерации с Казахстаном. Украина используется в качестве инструмента против Запада, а Казахстан в этом смысле не играет такой ​​важной роли. Поэтому вряд ли Россия ослабит какие-то свои действия на украинском направлении, чтобы сосредоточиться на Казахстане. Это не означает, что они прекратят убивать нас и достигать целей на западном направлении, чтобы спасти своего среднеазиатского союзника», — говорит он.

Что же в этой ситуации делать Украине? По мнению экспертов, вне зависимости от того, отвлечет ли казахская тема Россию от ее нынешних планов по отношению к Украине, или нет, нам стоит сосредоточиться на своих проблемах. «Нам нужно заниматься своими делами. На сегодня мы признаем легитимного президента Казахстана и признаем парламент Казахстана. Поэтому то, что происходит сейчас в Казахстане – их дело», — считает Геннадий Друзенко.

А пока Украине остается только наблюдать, смогут ли протестующие в Казахстане объединиться, сформировать некий единый штаб и сформулировать единые требования к власти. А также, как власть будет на все это реагировать.

Влад Абрамов, Анастасия Светлевская

Source: news.google.com