G.News

Новости которые вы искали

Главная страница » Экс-игрок «Манчестер Юнайтед»: «Роналду или Руни — самые талантливые ребята в МЮ? Нет, был еще один парень, который был круче их двоих» — FootBoom

Экс-игрок «Манчестер Юнайтед»: «Роналду или Руни — самые талантливые ребята в МЮ? Нет, был еще один парень, который был круче их двоих» — FootBoom

Бывший полузащитник «Манчестер Юнайтед» Квинтон Форчун в интервью FourFourTwo рассказал о своем английском этапе карьеры, а также о том, кто был более сильным футболистом, чем Криштиану Роналду и Уэйн Руни в юные годы.

— В юношеском возрасте вы оказались в молодежной системе «Тоттенхэма». Как это случилось?

— Я перешел туда в 14 лет, в 1991 году. Южная Африка менялась. В ту пору я играл за «Western Province» — в одной из первых многорасовых команд. Это было потрясающе. Так должно было быть всегда, но из-за законов в нашей стране мы не могли играть друг с другом прежде. Мы играли в региональном турнире и выиграли его, а мне удалось проявить себя.

Тогда же у меня появился первый «белый» тренер, и он спросил, не хочу ли я поехать в Англию. Мои родители сказали: «Да!».

Через Терри Венейблса мне устроили просмотр в Лондоне, после чего «Шпоры» сказали, что хотят подписать со мной контракт.

— Как проходила адаптация к новой стране?

— Это было самое невероятное приключение, которое может быть у любого ребенка с африканского континента, не говоря уже о ребенке из Кейптауна. Это была другая планета — погода, еда, язык — все отличалось от родины. Мой родной язык — африкаанс, поэтому мне пришлось учить английский. К счастью, я каждый день играл в футбол, и это не давало мне тосковать по дому. В структуре «Шпор» получил отличное образование, чем очень рад.

Что касается игровой составляющей, то Гари Линекер выступал в первой команде, а Сол Кэмпбелл — в молодежной, так что мне удалось сыграть с ним пару матчей. Это было круто. Венейблс обращался со мной великолепно. Всегда буду очень благодарен ему за то, как он заботился обо мне.

— Почему вы покинули «Тоттенхэм» в 1995 году?

— Парень, который привез меня в Англию, был моим опекуном, поэтому, когда он решил уехать, мне пришлось последовать за ним. Я хотел остаться в составе «Шпор», но все сложилось иначе.

На самом деле я почти перебрался в «Челси» и успел даже там провести некоторое время. Получил потрясающий опыт работы с Гленном Ходдлом, и они хотели подписать меня, но я не мог остаться в стране из-за проблем с разрешением на работу. Вернулся домой на год и боялся, что моя карьера закончена, но по Божьей милости получил еще одну возможность — в мадридском «Атлетико».

— Диего Симеоне играл за «Атлетико» в то время, когда вы там выступали. Был ли он вспыльчивым на тренировках?

— Я старался избегать его! (смеется) Он был вспыльчивым и резким, как и его сегодняшняя команда. Они борются за каждый мяч, цепляясь за него даже зубами, и таким же был Симеоне в те дни.

Хотя он также умело работал с мячом и нес угрозу. Мы не должны забывать, что он был очень хорошим игроком, но у него была и другая сторона. Он был таким же, как Рой Кин — они умели играть, но при этом опекать и держать под контролем окружающих.

— Как вы оказались в «Манчестер Юнайтед»?

— Это было чудо. Я до сих пор не могу понять, как это произошло. Помню, был в Мадриде, смотрел финал Лиги чемпионов 1999 года со своим агентом, а потом он сказал, что «МанЮнайтед» проявляет интерес ко мне. Не мог в это поверить. Сказал: «С чего бы чемпионам Европы интересоваться парнишкой из «Атлетико»?». Я был поражен этим фактом и думал, что это просто «сказки», но все его слова оказались правдой.

Я поехал на базу манчестерской команды, потренировался пару недель, и сэр Алекс Фергюсон сказал: «Мы хотим подписать тебя». Я был на седьмом небе от радости, это было какое-то безумие услышать подобное. Понимаешь, мне предстояло играть с парнями, фотографии которых висели у меня на стене.

— Кто был лучшим игроком?

— Раньше я говорил, что Кин или Пол Скоулз, но сейчас, когда оглядываюсь назад и обдумываю этот вопрос, то понимаю, что невозможно выбрать кого-то одного. Райан Гиггз был невероятным игроком и профессионалом.

Следом был Дэвид Бекхэм — когда я сейчас разговариваю с детьми, то всегда говорю о работе, которую нужно проделать до старта сезона и ритме жизни. В начале предсезонки мы проводили тест, и только Бекхэм и Дуайт Йорк могли пройти его — вы должны были быть в идеальной форме, что справиться с ним.

Также в той команде были такие игроки как Оле Гуннар Сульшер, Энди Коул и Рууд ван Нистелрой, а потом пришли Криштиану Роналду и Уэйн Руни, подняв все на новый уровень.

— Что делало Кина и Скоулза такими особенными?

— Скоулз был волшебником, гением, а Рой мотивировал игроков каждый день. Нам никогда не позволяли снижать требования к себе на тренировках — мы тренировались так, словно боролись за понижение в классе. Тренировки были похожи на матчи, поэтому по субботам было легче, ведь не нужно было на поле противостоять Скоулзу, Гиггзу или Бекхэму.

— Был ли Роналду самым талантливым молодым футболистом, с которым вы столкнулись в МЮ?

— Трудно сказать. Руни когда он приехал, был фантастическим, и был еще один невероятный талант, не сумевший в итоге добиться того прогресса, которого мог достичь — Равел Моррисон.

Роналду или Руни — самые талантливые ребята в МЮ? Нет, он был круче их двоих. Именно он был самым талантливым игроком, которого когда-либо видел, но он не сделал следующий шаг, который удалось сделать Роналду и Руни. По таланту Равел был точно близок к ним.

— Насколько тяжело вам было заполучить игровое время в той команде? Не оставались ли разочарованными по итогу?

— Я никогда не жаловался, поскольку наблюдал за тем, как Сульшер в одном матче забивает три-четыре гола, а уже на следующий он оставался на скамье запасных. Мне приходилось много работать и оставаться терпеливым. Прошло время, после чего впервые вышел в старте на матч против «Брэдфорда». Был ужасно морозный день. Поле было в ужасном состоянии — одна грязь. Но в тот миг не думал о погоде, ведь я вышел в старте «Манчестер Юнайтед» на «Олд Траффорд». Это было превыше даже моих самых смелых фантазий.

— Вы не получили медаль чемпиона Премьер-лиги в 2000 или 2001 годах, потому что не сыграли достаточно матчей. Вы восприняли это болезненно? И что значило для вас наконец-то надеть на себя медаль в 2003-м году, после того как клуб попросил об этом?

— В первые два сезона мне было очень обидно оставаться без медали. Сейчас все изменилось — если ты играешь одну или две игры, то получаешь медаль, тогда же все было иначе. Когда твои одноклубники поднимают трофей, а ты стоишь и думаешь о том, как хочешь быть вместе с ними и тоже надеть на себя награду за сезон — сложно.

Было тяжело, но я сказал себе: «Продолжай работать, и все однажды произойдет». У меня были возможности уехать в другие клубы, но я хотел проявить себя в Манчестере. В конце концов, я таки получил свою медаль и был благодарен за нее. Можно сказать, это была награда за те усилия, которые я приложил за все время в МЮ.

— Далее последовало недолгое пребывание в «Болтоне»?

— Прекрасно провел время под руководством Сэма Эллардайсом — он блестящий тренер. Понял, почему «Болтон» был так хорош. В течение многих лет МЮ было трудно бороться с Кевином Дэвисом и высокими подачами «Рысаков». Тренерские задумки работали.

В плане спортивной науки Сэм был намного впереди многих. У него был удивительный способ управления игроками, и он мотивировал даже таких игроков, как Эль-Хаджи Диуф, выкладываться по полной в любой игре.

Хотел остаться подольше в его команде, но травмы преследовали меня.

— Вы были в составе той команды из Южной Африки, попавшей на Чемпионат мира. Насколько вы были горды этим фактом?

— Как я могу это описать? В 1990 году я был дома в Кейптауне и смотрел свой первый Чемпионат Мира. Камерун забил победный мяч в матче открытия против Аргентины, затем я пошел на футбольное поле со своими друзьями и представлял, что я Марадона, Клинсманн, Баджо…

Восемь лет спустя я сам уже играл на чемпионате мира. Клянусь вам, никогда бы не мог представить, что окажусь там. После всего, через что прошла наша страна, я стоял в туннеле перед нашим первым матче в группе и думал: «Это предел мечтаний!».

— После завершения карьеры вы перебрались в тренерское ремесло, успев поработать в «Кардиффе», «Манчестер Юнайтед», а сейчас трудитесь в «Рединге». Вам это нравится?

— Мне очень нравится тренерская работа — это лучшее, что есть помимо самой игры. Мне очень нравится помогать молодым игрокам совершенствоваться, а также делиться с ними всем опытом своей карьеры: тем, через что я прошел в МЮ, навыками ребят, с которыми играл, как они действовали и тренировались — пытаться сделать молодых ребят лучшими игроками и лучшими людьми. Это то, что хочется делать изо дня в день.

Source: news.google.com